гостевая книгазанятые персонажизанятые внешности
правила проектасюжет форумаприем без анкеты
Мир Дж. К. Роулинг // Великобритания
после написанного 1978 // 2003

Enigma

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Enigma » Весь мир – театр... » Дом, который стал клеткой...


Дом, который стал клеткой...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]<div class="tema">

<nazv>Дом, который стал клеткой.
<br><right>Не делайте так, чтобы птица захотела улететь от вас, но не могла. А сделайте так, чтобы она могла улететь, но не захотела.</nazv>
<data>12 октября 1978 года</data>

</div>[/html]

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/866450.jpg

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/752523.jpg

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/34344.jpg

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/246325.jpg


Дата:
12 октября 1978 года

Место и время:
Особняк семьи Лестрейндж

Участники:
Сьюзен Боунс и Рабастан Лестрейндж


Как птица в золотой клетке, Сьюзен оказалась в роскошном, но темном и мрачном особняке семьи Лестрейндж. Шикарная комната стала тюрьмой, день начинался с одного и того же вопроса. Каждый шаг за дверью темницы заставлял сердце замереть. Это он? Но от страха ли?
Игра продолжается. Кто первым скажет шах и мат?

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+7

2

Утро началось с вереницы сов, несущих ему бесконечную груду рабочих вопросов. Рабастан любил работать, любил быть в гуще событий, держать руку на пульсе и принимать решения. В этом дне было только одно отличие от всех остальных: в его доме появилась гостья. Когда неизвестные посетители спугнули его из Лютного, он аппарировал в свой особняк. Пришлось импровизировать, так что мисс Ричардс отвели одну из гостевых спален не так далеко от его собственных покоев. Он забрал ее палочку и наложил на комнату запирающее и заглушающее заклятие, позаботившись также и о том, чтобы в ее комнате не осталось острых предметов: мало ли на что способны эти защитники добра и чести. Он наказал одному из домовиков следить за ней и пригласить его, если что-то пойдет не так. Он также решил, что сегодня она обойдется без обеда. Сложно было решить, какой выбрать путь взаимодействия с ней: кнута или пряника. Он встречал достаточное количество благородных врагов. И эпитет благородный здесь вполне можно было бы заменить на тщеславный: они считали, что в смерти чести больше, чем в жизни после "предательства". Девица не выглядела слабой, и он безошибочно определил, что она способна на многое в свое стремлении укрыт от него правду.
Он также мог бы избрать путь лжи, и притвориться, что не имеет никакого отношения к Темному Лорду, убедить ее, что он ее друг, и тем самым выведать сведения. Но вряд ли она была так глупа, а если она из будущего, ему сложно было представить, что именно она знает о нем, и не видела ли она собственноручно его метку. Выжил ли он в будущем? Было ли ее появление на пресс-конференции случайностью или она намеренно пришла к нему? Может ли быть так, что они уже встречались - но в его будущем? Может ли он уже быть знакомым ей? Может ли быть так, что именно он сыграл одну из решающих ролей в возвышении Лорда, и потому она выбрала мишенью его? Сколько всего путешественников явились в прошлое? Маховики не позволяют таких длительных перемещений. Тогда как же ей удалось? Возможно ли, что девица - лишь отвлекающий маневр, и основной состав ордена сейчас в другом месте, пока он занят ей? Вдруг в этом и была ее цель? Рабастан допускал случайности, но яснее верил в закономерности. Одно он знал точно: следует пока держать этот маленький секрет при себе. Шутка ли, кладезь сведений о будущем, о каждом шаге их врагов. Понимала ли эта девица, какое сокровище принесла ему в руки? Может ли статься так, что именно благодаря ей Лорд придет к возвышению?
Бесконечное число вопросов, на которые он собирался получить ответ.
Стоило, пожалуй, написать Северусу и попросить у него сыворотку правды.

***

День прошел в скучной рутине. К нему явились пара посетителей, с которыми пришлось иметь дело за нудными обедами, потому что он сегодня не явился в Министерство, сославшись на занятость, что не освобождало его от рабочих дел. После обеда он нашел время для письма, но Северус достаточно быстро ответил, что в данный момент сыворотки у него нет, и ее изготовление потребует у него определенного времени.
Вероятно, мисс Ричардс придется несколько задержаться у него в гостях.
Внезапно метку обожгло пульсирующей болью: Лорд вызывал его, и требовал немедленного присутствия. Захватив мантию и маску, Рабастан аппарировал, решив, что заглянет к Сьюзен вечером.

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+5

3

Утро. С закрытыми глазами казалось, что все произошедшее - это всего лишь плохой сон. Что сейчас встанешь, укутаешься в шелковый халат и пойдешь на кухню за порцией свежего кофе. А затем обычная рутина в издательстве, разговоры с источниками и все то, что следует делать хорошему журналисту.
Но как только Сьюзен Боунс открыла глаза и села в кровати, этот мираж тут же рассеялся. А вместо него пришли отчаяние и страх. Все вчерашние события навалились снежным комом, который теперь придется разгребать.
Поэтому для начала неплохо бы взять себя руки. Неизвестно, когда похититель решит проведать свою пленницу, ему нельзя показывать все эти чувства, он должен знать, что так просто не сломить девушку.
День 1, - вдруг подумалось журналистке и она истерично усмехнулась. Слегка дрожа, она села в кровати и решила осмотреть то место, которое было теперь темницей для нее. Честно сказать, комната поражала своей красотой и богатством. Шикарная отделка стен с великолепной лепниной, явно ручной работы. Люстра представляла собой отдельное произведение искусства - каждая деталь дополняла друг друга, а свет переливался на украшениях, явно из драгоценных камней. Двуспальная кровать с пологом была настолько удобной, что хотелось проваляться на ней до самого вечера. Даже мини библиотека, и то в красивом шкафу! А маленький столик у зеркала вызывал бы восторг у Боунс, если бы не причина, по которой она тут очутилась. Но в глаза сразу же бросалось и то, что в комнате нет никаких острых предметов. Ни перьев, хотя на стеле осталась чернильница, ни ножа для писем, ничего из того, что могло хоть как то ранить.
Это чтобы я не убила его или себя? Скорее, и то, и то, - с разочарованием подумала Сьюзен и все таки встала с кровати. Что делать - журналистка пока так и не придумала. Попытка открыть дверь, естественно, не увенчалась успехом, окон в этой комнате не оказалось (как предусмотрительно!), а крики явно никто не слышит. Даже если никого в поместье нет, то домовые эльфы уж точно присутствуют у такой семьи? Но даже они не спешили на посторонний звук...Волшебница осталась наедине со своими мыслями. От понимания этого факта, она попросту смела все, что было на бедном столике, а медленно сползла по стенке рядом, уткнулась головой в колени и обхватила их руками. Терзало чувство безысходности, и в тоже время хотелось разнести всю эту показушную богатую красоту. В одночасье комната стала ненавистной и казалось, что уж лучше бы находиться в заточении в сыром подвале, чем в таком уюте. Первый этап - успокоится, явно провалился с треском...
***
Сколько времени Сьюзен так просидела, она и сама не сможет сказать, если спросят. Единственные часы были на том злополучном столике, теперь же они лежат разбитые на полу. А окна нет, чтобы увидеть - сейчас день или уже вечер? Лишь только одно говорило о том, что прошло достаточно много времени - голод давал о себе знать.
Вот только в еду он может спокойно вылить Сыворотку правды. Придется голодать..., - устало подумала девушка. Но сидеть без дела было уже невыносимо - так долго в одном месте она находилась только...в школе, в Выручай комнате, когда стало опасно высовываться оттуда.
И снова все повторяется. Как же меня это достало
Встав, и поморщившись от того, что из-за долго сидения на полу в одной позе затекли все мышцы, Сьюзен Боунс направилась к мини-библиотеке и взяла первую попавшуюся книгу.

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+5

4

Вечер прошел тяжелее, чем он планировал. Рядовое, казалось, собрание внутреннего круга грозило превратиться в персональную экзекуцию. Лорд попросил его задержаться, когда все уже разошлись, и задал прямой вопрос, не суливший ничего хорошего: Рабастан, - и тени играли на его резко очерченных скулах, Лорд был весьма красив до возвращения - ты не хочешь ничем со мной поделиться?
В этом невинном вопросе было все: намек на то, что ему известно много большее, чем полагал до того сам Лестрейндж; предостережение от ведения собственных игр; угроза, не сулившая ничего хорошего тому, кто решится этим предостережением пренебречь. Рабастан вернул ему прямой взгляд, радуясь, что еще с утра успел сложить воспоминания в омут памяти. Он не владел окклюменцией в той мере, чтобы противостоять настолько сильному легилименту, каким был Волдеморт. Последний, спустя еще пару мгновений, вдруг закончил: На международном фронте, конечно.
Возможно, что Лорд не нашел подтверждения своим догадкам в мыслях Рабастана, возможно, он просто дал ему возможность принять верное решение.

***

Доклад о последних международных событиях занял какое-то время, так что Рабастан вернулся за полночь. И хотя его и волновал вопрос о том, что именно известно Лорду и от кого, теперь это уже не имело значения. Он и сам не мог бы сказать наверняка, почему до сих пор не доложил о девушке, запертой сейчас в одной из его гостевых спален, так скоропалительно превращенных в тюремную камеру. Могла ли причина таиться в том, что Рабастан прекрасно знал, каким образом Лорд ведет допросы. Но в этом случае пришлось бы признать, что ему небезразлична судьба мисс Ричардс, а это требовало от Рабастана слишком многого. Решив, что дело в неудовлетворенных амбициях, он разозлился на себя, на девицу, которая стала косвенной причиной недоверия Лорда к нему, на весь мир в конце-концов, не спешивший принять очевидную истину: ему плевать на нее, ему нужны только сведения.
Так что вместо посещения комнаты мисс Ричардс, он спустился в библиотеку, достал из бара бутылку дорогого огневиски и, плеснув в бокал, осушил его одним глотком. Рабастан многое смыслил в психологии поведения людей. Знал он и то, что следовало дать мисс Ричардс возможность побыть в одиночестве. Может быть день, может быть неделю: пока она не полезет на стену от неопределенности. Он спустится к ней, когда она будет готова. Или когда он будет готов - посмотреть на нее беспристрастно.

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+5

5

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/379359.png

Читать Сьюзен полюбила еще в детстве, когда забрела в отцовскую библиотеку и прочитала свою первую книгу. Поэтому сейчас это умиротворяло и успокаивало разум. И неважно, что это был сборник по темной магии (а что еще можно было ожидать от книг в семье приверженцев Темному Лорду?) - так или иначе это было столь любимое девушкой чтение.
Если бы Рабастан или кто нибудь другой зашел в комнату и немного понаблюдал за девушкой, то увиденное могло даже рассмешить - Боунс то сядет в кресло, поджав под себя ноги, то станет ходить кругами, шепотом проговаривая слова, то упрется в стену плечом. Она никогда не могла сидеть на одном месте, когда поглощена книгой - этой особенностью "страдал" и отец девушки, если верить рассказам тетушки Амелии. Это так увлекало, что казалось, будто бы погружаешься в иной мир, уходишь от своих проблем...
Но все не вечно, все имеет конец. И когда уже была прочитана последняя страница, то теперь понять время суток было теперь совершенно невозможно. Журналистка устало положила дочитанную книгу на место и оперлась спиной о стол, поникнув головой.
Какая же...неприятная книга. Но все же завораживает...может поэтому многих тянет к темной магии? Она и правда увлекает, дает ощущение неограниченной власти. А о цене этого никто и не думает, - проносилось в голове.
Так что же из этого будет использовать Лестрейндж в попытках выведать у меня правду? На что он готов пойти ради своего хозяина? Сможет ли переступить точку невозврата, когда не только руки становятся запятнанными в крови? Что мне ожидать от такого человека как Рабастан?
Мысли роились в голове как пчелы, заставляя девушку хмуриться все больше и больше. Ожидание неизвестности пугало, одиночество пленило не хуже комнаты, а страх потерять себя делал невыносимой каждую секунду нахождения тут. Сьюзен никогда не страдала клаустрофобией, но сейчас стены начинали будто бы давить.
Нервно сглотнув, Боунс сжала руками край стола. Она знала, смутно помнила, что следует после. Перед глазами вновь возник разбитый сервиз Амелии, а затем и собственное отражение девушки в зеркале, где она похожа на призрака.
Кто бы мог подумать, что я до сих пор не оправилась, раз меня уже до дрожи пугает одиночество взаперти
Нужно было срочно отвлечься, но что делать той, которая не привыкла сидеть без дела? Помотав головой сбросив с себя нахождение, журналистка решила приняться за обыск комнаты. Вдруг найдется то, что в будущем может помочь? Вдруг ОН все таки не все предусмотрел и тут осталось то, чем можно защитить себя
И сбежать...
Но поиски не увенчались успехом. Одни только бумаги и книги: Лестрейндж позаботился обо всем. От злости Сьюзен пнула кресло, но тут же об этом пожалела - мебель не сдвинулась с места, зато теперь острой болью пронзило палец. Выругавшись, девушка плюхнулась в это самое злосчастное кресло и злобно уставилась на дверь, скрестив при этом руки. на груди.
Так почему же Рабастан до сих пор проведывает свою пленницу? Решил таким образом ее напугать, чтобы томилась в ожидании? Или он сам не знает, что же делать дальше?

Отредактировано Susan Bones (2021-01-21 16:11:20)

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+5

6

Рабастан прекрасно знал, что делать дальше. Каждый вечер, отправляясь в свои покои, он следовал мимо двери в комнату мисс Ричардс, не задерживаясь. Каждый раз, кроме вчерашнего вечера. Замерев всего на пару мгновений, он прислушался, словно мог уловить хоть какие-то звуки изнутри. Он позаботился о том, чтобы Сьюзен кормили, и исправно справлялся у домовиков, чем она занята. Он выжидал, не явится ли за ней кто-то. И пусть проведенного времени не было достаточно для того, чтобы орден успел разработать достойный план высвобождения, он в любом случае услышал бы хоть какие-то колебания воздуха: слухи, разговоры, упоминания, неуловимое органами слуха движение, какое всегда бывает, если в тайно посвящены несколько человек. Все больше ему казалось, что Сьюзен прибыла в одиночестве, все больше начинало казаться все произошедшее нелепой случайностью. И у него был вполне действенный способ получить ответы на свои вопросы.

***

Он захватил в бюро присланную Северусом бутылочку прозрачной жидкости без вкуса и запаха и, упокоив ее в кармане жилета, отправила на второй этаж. Замок натужно скрипнул, словно наложенное им запирающее заклятие было слишком сильным, и шагнул в полумрак комнаты. Он заколдовал окно, прежде чем передать комнату в распоряжение новой постоялицы. Это было излишним, учитывая, на каком отдалении находилось его имение, и все же предосторожность, считал Лестрейндж, никогда не повредит, учитывая, сколько у него бывало посетителей. Под потолком парили зачарованные свечи, и их света было достаточно для того, чтобы скрадывать несовершенства обстановки. Комната мисс Ричардс имела смежную с ней уборную, несколько стеллажей с книгами, которые просто некогда было убрать, кровать с балдахином и небольшой будуар. Все содержалось в неожиданном порядке. Неожиданном. Словно он предполагал, что девица начнет крушить все вокруг, оказавшись взаперти.
Он видел, как она едва заметно вздрогнула с его появлением, но тут же вздернула подбородок выше, отложив книгу, как будто в очередной раз демонстрировала ему свою смелость, но из кресла не поднялась. Рабастан поморщился, медленно запер за собой комнату и, повернувшись, вынул из кармана жилета сыворотку правды. Он поставил бутылек на стол темного дубового дерева так, что в тишине стук донышка о столешницу оказался нарочитым. Ему незачем было подливать зелье в еду, если потребуется, он просто зальет его ей в глотку.
- Добрый вечер, мисс Ричардс. Надеюсь, вы удобно устроились. Домовые эльфы вам не докучают?
В этом обращении, хотя оно и было сказано светским вежливым тоном, казалось, издевки было больше, чем в круцио с порога.
Он вынул свою палочку и, прислонившись к стене, окинул ее внимательным взглядом. Девушка выглядела, как и в их первую встречу, разве что несколько похудела, ее черты лица заострились, а в глазах появилось больше блеска. Она не удостоила его ответом.
- Теперь, когда любезности окончены, давайте начнем сначала. Назовите год вашего рождения.
Металлический холод в его голосе говорил о том, что в этот вечер Рабастан пойдет до конца.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2021-01-21 16:39:21)

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+5

7

Каждый новый день начинался с одного и того же: Сьюзен открывала глаза, садилась в кровати и с разочарованием осматривала комнату. И вновь проснулась девушка от кошмара, которые вновь стали терзать ее с момента похищения. Поэтому выспаться не удавалось. А пораженное проклятьем плечо начинало давать о себе знать гадким поддеванием. будто бы кошмаров было мало...Но делать нечего, приходилось вставать и идти в душ, чтобы привести и себя, и мысли в порядок. Будто бы это так необходимо, каждый раз прихорашиваться. Для кого? Боунс объясняла, что для себя. А для кого еще?
Когда она выходила из ванной комнаты, ее уже ждал домовой эльф, держа поднос с едой. Первые несколько раз девушка попросту отказывалась брать что-либо, боясь, что ее могут отравить. Но потом нашла выход, хоть и считала его очень варварским: предлагала эльфу самому сначала попробовать каждое блюдо. А затем задавала единственный вопрос:
-Что делает Рабастан?
И вновь вместо ответа домовой лишь угрюмо покачал головой и ушел. А Сьюзен, корившая себя за это каждый раз, брала поднос и шла за стол. Но ела она очень мало, будто бы подсознательно протестовала против своего заточения. А может быть и сама так хотела...
А затем вновь книги. Она уже прочла почти всю библиотеку, это стало одним из немногочисленных занятий, которое могла позволить себе девушка. Разгром комнаты оказался не самым приятным занятием, хоть так можно было выместись всю свою злость на ни в чем не повинной мебели. Но жить в таком беспорядке было еще более удручающе. Поэтому в какой то момент пришло осознание, что уборка - это лучшее спасение от надвигающейся депрессии. И это было вторым делом, которым можно занять себя. Кажется, тут стало даже чище, чем было в самый первый день. А сколько таких дней прошло? Один, два, а может уже месяц? На этот вопрос ответа нет, казалось, что уже вечность прошла с того дня, как она сделала первую ошибку..
***
Этот день, казалось, был ни чем непримечательным. Точно такое же пробуждение, душ, завтрак, уборка и чтение. Но что-то начинало тревожить Сьюзен, будто бы подсознательно девушка чувствовала: сегодня будет не так, как ранее. Еще вчера ей показалось, что кто-то остановился возле двери, прислушиваясь. Однако все было списано на галлюцинации от сидения взаперти. Поэтому, когда послушался скрип замка, а затем и двери, Боунс вздрогнула лишь от неожиданности. Захлопнув книгу, и отложив ее в сторону, журналистка подняла взгляд на Лестрейнджа полный надменности и гордости. Ему незачем знать, что в душе у нее надвигается тьма...Сьюзен так и осталась сидеть в своем кресле, будто бы это она хозяйка этой команды, а ге вошедший.
Ты решился?
Стук бутылька о дерево. Хватило беглого взгляда, чтобы понять, что это - Сыворотку правды она знала замечательно. И вновь никаких эмоций на лице не отпечаталось, но взгляд стал более жестким.
— Добрый вечер, мисс Ричардс. Надеюсь, вы удобно устроились. Домовые эльфы вам не докучают?
О, и снова это показанная светская вежливость. Будто бы он так печется об удобстве девушки. Наклонив голову чуть в бок, она прищурилась, но ответа не последовало. Зачем отвевать на такую издевку?
К делу, ближе к делу..., - устало подумала Сьюзен, не отводя взгляд от похитителя.
Прозвучал вопрос. И вновь тот же вопрос, что и в переулке. Только теперь рядом стоит пузырек, который развяжет язык как только его вольют в горло. То, что именно так и будет, девушка не сомневалась. Но даст ли она это сделать?
"Назовите год вашего рождения", - передразнила волшебница мужчину.
-И почему Вас интересует только это? И почему именно Вас? Где остальные Пожиратели? Или Ваш хозяин? Или...о, так Вы и сами еще не рассказали ему. как я помню, он не любит вранья
Эти вопросы вырвались сами по себе. Ведь на столько раз задавала их себе. а поговорить было не с кем
-И вот я Вам не отвечу. Что дальше? Сыворотка правды в горло? Круциатус после того, как это будет сделать сложно? Вы всегда ищете легкие пути, и никогда не задумываетесь. Ведете себя как верные шавки, лишь бы порадовать своего Хозяина и не умереть при этом. Так почему ОН до сих пор не знает?
Закончив свою тираду, Сьюзен покачала головой и...вновь взяла книгу в руки, продолжив на прерванном месте.

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+4

8

Метко жгло. Совсем не так, как если бы Лорд хотел видеть его прямо сейчас, скорее легким маячком, сообщая, указывая, что вечером ему необходимо явиться в Мэнор. Снова? Что могло случиться на этот раз? В который раз Рабастан порадовался, что именно особняк Малфоев Волдеморт выбрал своей резиденцией.
Усталость навалилась одним тяжелым комом, словно бы сократив ему пару сантиметров роста, и он несколько раз вдохнул полной грудью, проверяя, что все еще может дышать, и - чтобы отогнать навязчивое желание свернуть голову девице, которая сейчас плевалась ему в лицо своими обвинениями. Ее голос, который она то понижала, то повышала едва ли не до свистящего шепота, болезненно резал по ушам. Не смыслом, только обертонами.
- Вы всегда ищете легкие пути, и никогда не задумываетесь, - кричала она, пока он не спускал с нее равнодушного взгляда.
Раздражение росло в нем, все еще сдерживаемое усталостью, начиная биться в висках головной болью, каждое новое слово - новый пульсирующий болезненный удар.  Видит Мерлин, он не собирался пытать ее, только дать ей сыворотку, может быть, даже отпустить однажды (вот только не ври самом себе, Баст, ты никогда ее не отпустишь).
Он дал ей выговориться, наблюдая, как она снова схватила книгу, но, конечно же, не читала. Ее шея покрылась розоватыми пятнами от злости, а грудь вздымалась, как будто она тоже проверяла, что все еще может дышать. Жилка билась у нее на шее, гоняя кровь. Недостаточно чистую для него кровь. Эта мысль отрезвила.
Обещанная ему невеста была не такой: тонкой и синеглазой, с голубыми узорами вен под едва ли не прозрачной пудровой кожей. В ней не нашлось бы столько ярости и, пожалуй, столько смелости, чтобы кидаться ему в лицо обвинениями. Она была красивой, покорной, но пока еще юной - их свадьба состоится только по достижении ею совершеннолетия.
Она была настоящей леди. Ее был он никогда не тронул.
У него было так много вариантов действия и, по правде сказать, ему следовало выбрать единственно верный: взять сыворотку правды со стола, набросить на девчонку обездвиживающее заклинание и влить в рот пару капель сыворотки; на крайний случай, стянув волосы в кулак и запрокинув ее голову, выплеснуть зелье ей в лицо - чтобы хотя бы на время стереть с него выражение благостного гнева.
Пульсирующая боль в висках не унималась, а метка жгла все сильнее.
Следовало выбрать один из бесчисленного вариантов действий, но палочка привычно скользнула в его ладонь.
- Как театрально, - наконец, произнес он глухим голосом. - Круцио.
Видит Мерлин, он не собирался пытать ее, только дать ей сыворотку. Может быть, даже отпустить однажды на свободу. Но этой девице не нужна была свобода. Ей нужно было преподать пару уроков смирения.

примечание

Продолжаю настаивать, что пожиратели не фашисты все же, никто девиц по кругу не насилует, это все влажные фантазии читательниц. Они просто планомерно, сухо добиваются собственных целей. Рабастан уж точно.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2021-01-25 19:42:01)

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+4

9

Сьюзен со свойственной себе наблюдательностью довольно быстро приметила: Лестрейндж устал. Может это и не было написано у него на лице, может он всячески и скрывал это. Однако казалось, что будто бы в воздухе веяло этой усталостью, которая явно не сулила ничего хорошего.
Он устал, - повторила девушка сама себе и тут уловила едва заметное движение: правая ладонь дернулась к левому предплечью. Уж слишком хорошо журналистка знала и понимала смысл этого - метка, которой "награждал" Волан-де-Морт своих приспешников, имела свойство жечь, когда тот хотел видеть их. Ведь именно на этот принцип опиралась Гермиона Грейнджер на пятом курсе, когда делала фальшивые монеты для Отряда Дамблдора.
Сегодняшний "разговор" не продлиться долго. Это радует...

Понимала ли Боунс, что ждет ее, когда выкрикивала все эти слова? Отчасти. Да, она сорвалась, проведя столько времени взаперти наедине со своими мрачными мыслями и воспоминаниями. Да, девушка была зла. А кто не будет в ярости, когда их запрут неизвестно где (хоть и в такой красивой комнате)? Но подсознательно волшебница понимала - Рабастан захочет преподать ей урок. И Сыворотка правды для этого дела ну явно не годиться. Это слишком просто, слишком снисходительно для того, кто любит все держать под контролем. А Лестрейндж создавал впечатление именно такого человека. Поэтому он проучит девушку самым простым образом.
Закончив свою тираду, Сьюзен поняла - еще немного и Рабастан произнесет Непростительные слова. Тот смотрел с равнодушием, да. Но было что-то неосязаемое, что говорило, нет, кричало: зелье тебе не грозит. Может это было чувство дежавю? Может это интуиция? Но так или иначе, пошел обратный отсчет.
Пять...
Она оторвала взгляд от книги.
Четыре...
Спокойно положила ее обратно на стол.
Три...
Встала с кресла.
Два...
Скрестила руки на груди.
Один...
И посмотрела на Рабастана. В глазах можно было увидеть: она знает, чего ожидать, что последует после этих слов.
-Круцио
Обычно его выкрикивают с ликованием, наслаждаясь предвкушением страданий поверженного врага. Но Лестрейндж произнес его так глухо, будто бы это лишь обычные слова.

Боунс была готова, но как можно быть готовым к такому? Каждую клеточку ее тела пронзила невероятная боль, будто бы в них резко воткнули иглы, а потом решили поджечь еще и поджечь, кинув в раскаленную магму. Казалось, что через мгновение тело не выдержит, расплавится, разорвется на мелкие кусочки.
Выгнувшись дугой, с уст волшебницы сорвался крик боли, но что-то было не так. Он не был душераздирающим, как обычно слышно от тех, кто не испытывал ранее на себе Круциатус. Девушка не просила о пощаде, а просто пыталась пережить все еще раз. Каждый раз как по новому, но пережить это можно...

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+5

10

Рабастан едва ли не равнодушно смотрел на то, как изгибается девушка у него перед глазами. На лбу у нее выступила испарина, лицо исказила гримаса мучительной боли и почти сразу же она закричала. Пот пропитал ее волосы у самого лба (так, что они прилипли к лицу) и края выреза платья, расцветая некрасивыми темными пятнами на дорогом материале. Она продолжала и продолжала кричать, не делая ни одной попытки взглянуть на него или попросить о пощаде: у нее вредя ли было время для этого, он прекрасно об этом знал.
Странное равнодушие в его взгляде говорило о том, что он отстранился - тот прием, который Рабастан применял всегда, когда ему требовалось добыть информацию. Обычно он не испытывал абсолютно ничего к тем, кого подвергал пыткам: словно они были пустым местом. Это было удобно. Его собственный протокол чести требовал предложить мирное урегулирование, но если жертва отказывалась, глупо было ожидать пощады от такого человека, как Рабастан Лестрейндж. Не потому что он не способен был на сочувствие, но в такие момент он не способен был на какие-либо эмоции вообще: психологическая реакция.
Он просто инструмент, человек перед ним - просто цель.
Однако сейчас что-то было иначе.
Глупая девчонка, насколько все было бы проще, если бы она просто рассказала ему то, что ему необходимо было услышать.
Сколько ей лет? Девятнадцать? Двадцать? Она выглядит молодо, хотя в глубине глаз затаилась боль пережитого - он это помнил. Его собственные дети могли быть не намного младше ее, если бы он составил партию по достижению совершеннолетия.
Девчонка кричала, пока ее голос не изошел гортанным хрипом - голоса уже просто не было - и он прекратил заклятие, давая ей вдохнуть. Она лежала на полу, не поднимая головы, распластав сбившиеся потные волосы по собственным ладоням, вероятно, только сейчас осознавая, в каком положении она находится - если он верно помнил действие этого заклятия.
Наконец, она начала поднимать голову, но до того, как она успела сказать хоть что-то, он снова наслал на нее невербальное Круцио.
Метку в очередной раз ожгло болью, но он держал себя в руках, наблюдая, как девушка на полу корчится от новой порции боли. Она перевернулась на спину, прогибаясь, словно одержимая, царапая ногтями выщербленный паркет, но он велел себе не отводить глаза, даже тогда, когда намокшее от пота платье очертило изгибы ее груди. Он продолжал смотреть.
Пару раз Рабастан прекращал пытку и, не задавая ни единого вопроса, начинал снова.
У него впереди было достаточно времени для того, чтобы она поняла: у нее просто нет другого выбора.
В определенной степени это было милосердием с его стороны.
Он дает ей возможность смирить свой комплекс хорошей девочки и не корить себя за то, что она разболтает все тому, кого так ненавидит - эта мысль кольнула под ребром. А она разболтает, он был уверен. Потому что нет хорошего и плохого, мисс Ричардс, есть только что-то среднее.

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+3

11

Нет таких слов, чтобы описать ту невероятную, чудовищную боль, которая сейчас терзала Сьюзен Боунс, заставляя ее корчится на полу. Всего лишь один взмах палочки, одно короткое слово - и ты уже оказываешься в пучине нечеловеческих страданий. Боль отзывается в каждой клеточке тела, не утихая ни на секунду. От неё не скрыться, не убежать, чтобы ты ни делала, все оказывается тщетным под натиском Непростительного заклинания. Но самое ужасное в нем то, что оно разрывает на части все, до чего только может дотянуться своими невидимыми иглами: рвёт тело, разум и душу. И ты уже не осознаёшь себя, сознание начинает покидать тебя, будто бы это защитная реакция организма на чудовищную пытку...
Бедная девушка кричала, извивалась под натиском Круциатус, что беспощадно терзал ее. Глаза закатились, что видны были только белки, руками она хватала голову, которая, казалось, вот-вот взорвется от той чудовищной необъяснимой силы. Платье противно липло к телу, волосы также намокли от пота, а боль все не утихала..
Даже тогда, когда Рабастан Лестрейндж так "милосердно" давал передохнуть, Сьюзен знала - боль вернётся. Она ждала этого, она знала, что это будет, в ее глазах отражался тот лютый страх, который так долго скрывала. Девушка помнила, до сих пор в воспалённом мозге проносились картины ее прошлого, ее самого ужасного года в Хогвартсе. Никогда Пожиратели смерти в школе не останавливались на одном лишь разве. Но, надо отдать должное Лестрейнджу - он делал это очень умело. Ведь ожидание боли - это тоже своего рода пытка. Когда ты знаешь, что тебя ждет, ты лишь жаждешь, что бы этого не произошло никогда.
В эти моменты журналистка сначала пыталась поднять голову. Но вот вновь взмах палочкой, ненавистные слова, произнесённые равнодушно, и Боунс снова проваливалась в пучины Ада. Это был ее личный котёл, где жгли ее заживо.
Голос уже сорвался на хрип, когда вновь грянула передышка. Волшебница уже даже не пыталась встать, лишь руки на голове так и остались лежать в беспомощных попытках унять боль. 
Но тюремщик ещё не решил, что с девушки хватит. И вновь тело изогнулось в ужасной дуге, ногти на руках были содраны до крови, а пол под ним в ужасных царапинах и в алых каплях. Силы покидали ее, горло опухло от крика, а разум уже на время помутнился. Журналистке казалось, что она все ещё в школе, что это Амикус перед ней со своей мерзкой улыбкой пытает ее, а не Рабастан с его безразличным взглядом. Их лица слились в голове у девушки, а она продолжала лишь хрипло кричать.
И ведь всего лишь пару слов и Сьюзен свободна от оков этой раздирающей тело и душу боли.

Сколько все это длилось? Девушка не знает и вспоминать не хочет. Но в какой то момент она осознала одно - отсутсвие боли. Боунс не шевелилась, лёжа в позе эмбриона и боясь прогнать это наваждение. Рыжие волосы слиплись от пота, ее платье, ещё недавно нежно струившееся шелком, намокло и прилипло к телу, очерчивая его контуры. А страх не покидал: ей казалось, что звенящая тишина покажется Пожирателю смерти гнетущей и вновь в воздухе послышится легкий свист от взмаха палочкой, а его губы бесчувственным голосом произнесут запретные слова.
Усилием воли перевернувшись на спину и не осознавая, что по щекам струятся слёзы, она тихо, хрипло и надрывающимся голосом заговорила. Нет, не просила девушка пощады - это бессмысленно. А лишь то, что она так страстно желал, по известной лишь ему причине. Ведь он и так все все знал...
-1998-1998 года...в Хогвартсе...это такой же Ад, что ты устроил...мне сейчас, - устало начала Сьюзен и резко прервалась.
Отдышаться. Она не может отдышаться, поэтому запнулась, попыталась сделать глубокий вдох, но от чего закашляла - воздух раздирал больное горло. Испуг отразился на ее лице - она усе ещё боялась продолжения. А слёзы продолжали каплями стекать на шею...
-Вы же сделаете все...что прикажет вам ваш Лорд. Дети не подчиняются? Так будем же...тренировать на них Непростительные. Она полукровка? Так почему бы и нет...Защищает первокурсников от Круцио? Так давайте тогда...на ней. Ведь кто ее спасёт...ее никто не ждёт дома...некому ждать, войны всех забрали...
Это было похоже на поток слов, иногда бессвязно, иногда сопровождалось истерическими смешком. Но что еще можно ждать от того, кто только что пережил адские муки?
Боунс сказала то, что он хотел знать. Но даже в таком состоянии она не сказала всего. И ведь не врала, если он начнёт расспрашивать дальше, то все равно дело дойдёт и до 2003 года...
И теперь, заговорив, девушка отдалась на милость судьбы, безучастно смотря в потолок и воображая, что это волшебный потолок в Большом Зале..

Отредактировано Susan Bones (2021-02-03 13:49:46)

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+3

12

Рабастан медленно убрал палочку в нагрудный карман жилета: так, будто это вовсе не он сейчас пытал девушку перед собой до состояния беспамятства: удивительное, удивительное умение отрешаться от любых чувств и эмоций. Только это умение позволило ему до сих пор сохранить свою психику. Позвлило ли?
Деланно медленно он приблизился к ней, опускаясь на одно колено, и наклонился над ее лицом: затянутые болью и страхом глаза смотрели мимо него - они были обращены в ее прошлое, и его - будущее. Этот страх не был страхом взрослой женщины, что лежала перед ним, это был страх маленькой девочки, которая столкнулась с тем, с чем не должна была сталкиваться. С чем не имела права сталкиваться. С чем ей пришлось столкнуться. Чувствует ли он вину за ее детство? Нет.
- Не убедительно, Баст.
Он поймал только самое главное: девяносто восьмой.
Девяносто восьмой.
Год, когда власть Лорда, видимо, утвердится настолько, что в Хогвартсе начнут преподавать Темные искусства?
- Похоже, ты построишь именно то будущее, о котором мечтал?
Рабастан взял ее лицо в ладони, стирая слезы большими пальцами, мазнул взглядом по ее шее, все еще покрытой некрасивыми алыми пятнами, ниже - по ключицам, до груди, совершенно больше не скрытой пропитавшейся потом тканью, и медленно втянул носом воздух: она была перед ним сейчас совершенно беззащитна, кто узнает, если он просто...избавится от своего наваждения. Вот она: бери себе, прямо сейчас, безотказную, податливую, даже не плачущую. Она безоговорочно примет тебя: именно так, как тебе будет хотеться, примет тебя столько, сколько тебе захочется. В ней не будет даже стеснения: ничего не будет. Сотрешь ей память потом - два взмаха палочкой, одно невербальное. Она и не вспомнит, ни того, как ты ее пытал, ни того, что сделаешь с ней сейчас.
- Что тебе стоит, Баст?
- Катись к черту.

Сьюзен, повернув глаза, вдруг словно увидела его перед собой. Сердце пропустило удар.
Рабастан Лестрейндж, пожалуй, был настоящим чудовищем. Наклонившись, он поцеловал ее в мокрый лоб - по-отечески. Так, будто не он сам только что сделал с ней все то, что сделал. Будто не он сам едва совладал с собой, чтобы не задрать ее юбку прямо сейчас. Если бы, если бы хотя бы одна переменная в этом уравнении была другой, он бы сейчас не пытал ее; он смог бы защитить ее: от всего. Даже от самого себя. Но уравнение решалось однозначно.
- Видишь, совсем не сложно. Ты настоящая умница, - в его бархатном голосе было достаточно извращенного тепла - Я знал, что ты примешь правильное решение. Пока хватит на сегодня, отдохни. Я пришлю к тебе домовика, а завтра мы увидимся снова.

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+3

13

Как бы ни пыталась Сьюзен, все ее старания пошли коту под хвост под натиском беспощадного и душераздирающего Круциатус. Даже печальный школьный опыт не помог девушке, это даже было хуже того, если бы она не прочувствовала действие заклинания ранее. Может быть тогда надежда на то, что станет легче, помогла бы продержаться до того момента, когда Рабастан Лестрейндж, этот мучитель с красивой внешностью, устанет от своего извращенного действа.
Но нет. Этот раунд был за ним, Боунс почти проиграла, ей только что сказали шах в игре на будущее. И слезы по щекам не переставали идти от боли, от обиды, от осознания того, что она только что, скорее всего, предрешила исход будущей войны не в пользу Ордена...Так как можно исправить то, что пришлось ей сказать?
Волшебница все еще лежала на полу в этом противно промокшем платье и всматривалась в потолок, будто бы там можно увидеть ответы на все вопросы, которые мучали ее. Но лишь картинки из прошлого пробегали перед ее глазами, заставляя вздрагивать каждый раз, когда там на нее наводили палочку. Будто бы в страхе, что все мучения вдруг вновь обращаться на девушку.
И тут прикосновение теплой руки к щеке. Что это значит? Хотя....не все равно ли, что будет дальше? Ведь дальше только боль и отчаяние от того, что она проговорилась, что ее будущее теперь вновь представляется мрачным, холодным и жестоким, как это было во времена Темного Лорда. Так теперь и будет проходить оставшаяся жизнь? Нет!
Усилием воли Сьюзен заставила себя сфокусировать взгляд на лице Рабастана, его глазах, что вдруг так странно посмотрели на нее.
Что все это значит?
Ответа не было. Но девушке вдруг показалось, что на одну малую долю секунды этот жестокий человек дал слабину. И ведь дело даже не в его плотоядных желаниях, что чувствовались по его движениям, нет. Именно его глаза и нечто промелькнувшее в его глазах дало понять журналистке, что что-то дрогнуло в каменном сердце пресс-секретаря.
Но голова отказывалась работать и разобраться, в чем же дело не было ни сил, ни желания.

Вот он наклоняется, по отцовски целует девушку в лоб и что-то тепло говорит. Да какой в этом, черт возьми, смысл? Когда он так беспощадно сначала пытает, а потом так тепло себя ведет. Что же твориться на душе у такого человека, как рабастан Лестрейндж, который вырос в строгости и в полной уверенности в том, что к грязнокровкам даже прикасаться не стоит. Вот пытки - да, это понять разгоряченное сознание Сьюзен Боунс еще может. Но не все, что последовало после.
И даже сейчас, когда силы почти покинули ее, она понимает, что в этом еще стоит разобраться...
Что будет дальше?
И это было последнее, о чем волшебница подумала перед тем, как погрузиться в небытие, где ее ждали очередные ночные кошмары.

Подпись автора

Тьма исправляет то, что не исправил свет
http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/173/972483.png

+1

14

Он оставил ее на пару дней, пытаясь осмыслить услышанное. Спешить с докладом к лорду - значило бы выказать излишнюю поспешность. Вот уж излишней поспешностью Рабастан Лестрейндж никогда не отличался, скорее, наоборот. Он любил делать все поступательно, со вкусом. Все. Даже пытать.
Дела Министерства захватили его так основательно, что у него не было времени обдумать все происходящее как следует, но не настолько, чтобы хоть на секунду выбросить из головы девушку, что сейчас томилась в подвале его родового имения. Он проследил - в очередной раз - чтобы она ни в чем не нуждалась, и отогнал от себя непрошенную мысль, что ему иррационально хотелось бы, чтобы она нуждалась в нем.
Если мисс Ричардс думала, что своим выстраданным ответом она избавилась от его пристального внимания, она ошибалась. Ох, как же она ошибалась. Он велел эльфам тщательно следить за ее самочувствием и состоянием. В конце-концов, это девица с едва притихшей в глазах наглостью была сейчас его самым главным оружием, его оракулом, его источником знаний о будущем. И он планировал использовать это преимущество со всей присущей его характеру тщательностью.
Было бы ошибкой причинять ей постоянную боль. Рабастан не был садистом, что бы ни думала о нем мисс Ричардс. Он был человеком высокого происхождения и релятивистской морали: все в мире весьма относительно, так что значение имеет не только абстрактная нравственность, сколько точки ее приложения.

***

Солнце давно село, и он велел эльфам принести мисс Ричардс свежее платье - в зеленых тонах, которые, он был уверен, подойдут ее тициановским волосам, - и приглашение спуститься к ужину.
Рабастан не был садистом, но не был он и дураком. Ему нужны ответы, а вытаскивать их каждый раз клещами он не собирался - хотя бы потому, что Макиавелли писал: сбейте с толку того, кого собираетесь подчинить своей воле.
И не успели эльфы принести первые закуски, она появилась: бесшумно, но не испуганно. Прожгла его огненным взглядом и, шелестя платьем, опустилась на уготованное ей у стола место - напротив него на значительном расстоянии.
- Благодарю, что согласились составить мне компанию, мисс Ричардс, - он отсалютовал ей кубком, кивком головы указывая на аналогичный, стоящий радом с ней. - Сегодня вы выглядите подобающе. И вам очень идут изумрудные цвета. Какой факультет вы окончили?
Он сделал еще глоток и, отметив, что она не притронулась к своему кубку, добавил:
- Не волнуйтесь, веритасерума в вине нет. Вы могли видеть, что мне ни к чему обманывать. Я всегда могу вас....убедить.

Подпись автора

A time to cast away stones
A time to gather stones together

http://forumupload.ru/uploads/0019/cd/37/197/139874.png

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»




Вы здесь » Enigma » Весь мир – театр... » Дом, который стал клеткой...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно